Известна причина аварии Жюля Бьянки.

Пилот Marussia недостаточно сбросил скорость в зоне желтых флагов.
 
Напомним, что гонку пятнадцатого этапа Формулы-1 пришлось остановить на 45-м круге по причине серьезной аварии болида Жюля Бьянки из команды Marussia. Француз не справился с управлением на мокрой из-за дождя трассе и врезался в эвакуатор, забиравший автомобиль Адриана Сутила, пилота из Sauber, сошедшего с дистанции. Бьянки забрала машина скорой помощи, и вскоре пилот в бессознательном состоянии был доставлен в медицинский центр.
 
Решение работников трассы и дирекции гонок не выпускать автомобиль безопасности признано верным – такие выводы сделала экспертная группа Международной Федерации автоспорта, доклад которой доступен на официальном сайте FIA. Действия сотрудников автодрома признаны «соответствующими опыту, который был получен в результате 384 гоночных инцидентов за последние восемь лет».
 
Также специалистами установлено, что столкновение «700-килограммового болида с 6,5-тонным краном» произошло на скорости 126 км/ч, и такая авария не могла оставить ни единого шанса на положительный исход.
 
Кроме того, попытка Бьянки активировать систему FailSafe, снижающую обороты двигателя, не удалась из-за конструктивных особенностей болида.
 
В университетский госпиталь японской префектуры Миэ, куда был доставлен гонщик сразу после аварии, прибыл профессор Жерар Сайан. Знаменитый врач, который в свое время лечил Михаэля Шумахера, откликнулся на просьбу о помощи, с которой к нему обратились родственники пострадавшего. Диагноз Жюля Бьянки - диффузное аксональное повреждение головного мозга. Ему сделали операцию и ввели в состояние искусственной комы. В середине ноября 25-летний спортсмен начал самостоятельно дышать. Члены семьи спортсмена рассказали, что «за семь недель с момента аварии он сделал большой шаг». Однако несмотря на стабильные показатели работы всех систем организма Бьянки, его состояние по-прежнему оценивается как критическое. Также в сообщении говорится, что «стабильное неврологическое состояние Жюля позволило перевезти его из японской больницы во Францию».